Публикации

Армлифтинг в Санкт-Петербурге. История и сегодняшние проблемы. Сергей Васильев, ноябрь-декабрь 2014.
Два турнира 20 декабря 2014 г. Сергей Васильев.
«Русский Танк» Алексей Тюкалов в Санкт-Петербурге
Адаптивная физкультура в Петербурге (Силовые дисциплины). Андрон Терентьев, 2011
Жми стоя. М.Б. Литвинов
Атлеты Тувы. Сергей Васильев, 2001
Атлетизм — за и против. Сергей Васильев, СПб. ОЛИМП 2'97
Опыт культурологического описания трех атлетических дисциплин. Сергей Васильев
Спорт или эротика? Андрон Терентьев, 2001
Андрон Терентьев рассуждает о проявлении физической силы у женщин, не занимающихся физическими дисциплинами

 

Адаптивная физкультура в Петербурге (Силовые дисциплины)

Общеизвестна первостепенная роль адаптивной физкультуры в процессе социальной реабилитации инвалидов, компенсирования физических ограничений за счет раскрытия своих возможностей. Спорт в среде инвалидов представляет собой работу на нескольких уровнях. Это и лечебная физкультура, и занятия по ОФП с учетом диагноза, и спортивные тренировки для участия в соревнованиях, - и так вплоть до Паралимпийского уровня.

В №3 Санкт-Петербургской газеты «Русский инвалид» за 2011 г. опубликован злободневный материал «Наболевшие проблемы», в котором зав.отделением адаптивной физкультуры Центра реабилитации инвалидов Красногвардейского района Санкт-Петербурга Валентин Морозов ставит вопросы преодоления формального подхода к адаптивной физкультуре.

Как инвалид-опорник, много лет сотрудничающий с Санкт-Петербурсгким общественным Атлетическим Центром в сфере пропаганды массового любительского атлетизма, могу подтвердить, что Валентин Морозов давно и успешно проводит в своем Центре открытые турниры по самым разнообразным атлетическим видам – армрестлингу и гиревому спорту, мас-рестлингу и атлетическому многоборью. Эти турниры собирают инвалидов со всего города, поскольку у нас мало и редко где можно посоревноваться в этих видах.

В чем же видится основная проблема включения инвалидов в реабилитационный физкультурный процесс? Спортивные соревнования среди инвалидов находятся в ведомстве Спорткомитета, Комитета по молодежной политике и Комитета по социальной защите населения городской администрации. Однако при этом социальные отделы не имеют статьи расходов на инваспорт, а Спартакиады среди инвалидов охватывают только основные их группы: людей с поражениями слуха, зрения, интеллекта и опорно-двигательного аппарата.

Не попадающие в эти категории инвалиды с другими заболеваниями ЛИШЕНЫ ВОЗМОЖНОСТИ СОРЕВНОВАТЬСЯ.

Очевидно, что отделения адаптивной физической культуры при открытых во всех районах города Центрах реабилитации инвалидов, оборудованные специализированными тренажерами и оснащенные квалифицированным персоналом, лучше всего могли бы справиться именно с задачей массового охвата всех, а не только избранных категорий инвалидов. Более того, они могли бы проводить спортивные мероприятия по тем спортивным видам, которые не включены в программу Спартакиад, но интересны реабилитантам, координируя их с коллегами в других районах.

Фактически такую работу и ведут отдельные энтузиасты массового инваспорта - кроме Валентина Морозова могу назвать в Санкт-Петербурге тренера Центра физкультуры и здоровья Московского района Санкт-Петербурга Виктора Купринова (старшего тренера СОК по атлетическим видам), преподавателя Психо-неврологического интерната №10 Невского района Алексея Пикалова и др.

Их подопечные активно осваивают новые виды спорта и, что особенно важно (и согласуется с принципами Атлетического Центра) - участвуют в доступных соревнованиях вместе со здоровыми спортсменами.

Это люди, которые вынуждены постоянно преодолевать ведомственные рамки, выполнять большую никак не оплачиваемую организационную работу, возить подопечных на турниры, заниматься индивидуально, "вместо того", чтобы поставить работу на поток и спокойно получать зарплату.

Даже при благосклонном отношении и поддержке руководства главная проблема остаётся прежней: энтузиазм отдельных людей затыкает организационные просчеты государственных структур.

Эти лакуны в сфере массовой атлетической культуры заполняет общественная организация - Санкт-Петербургский Атлетический Центр, на общественных началах объединяющая тренеров, педагогов, преподавателей атлетизма.

Несколько лет назад в Санкт-Петербурге упразднили соревнования по армрестлингу и атлетическому многоборью в рамках Спартакиады детских домов и школ-интернатов. А ведь в них участвовали и ребята коррекционных учреждений, оставшиеся таким образом без полюбившихся соревнований. Теперь, чтобы дать детям возможность посоревноваться в том же армрестлинге, приходится действовать в индивидуальном порядке, обзванивая директоров детских домов, организуя транспорт и призы.

Та же ситуация и с подростковым атлетизмом вцелом. Из программы Спартакиады подростково-молодежных центров несколько лет назад были вычеркнуты силовые дисциплины. Сегодня атлетические соревнования среди подростков и молодежи находятся в ведомстве трех комитетов - Спорткомитета, Комитета по молодежной политике и Комитета по образованию. Итог - разобщение, отсутствие единого календаря, невнятность перспектив, случайное дублирование турниров.

Андрон Терентьев
2011-12 г.

Примечание:
В 2013 г. Валентин Евгеньевич Морозов скоропостижно скончался. Его дело в красногвардейском центре реабилитации инвалидов активно продолжает Василий Анатольевич Уткин.


 

ЖМИ СТОЯ

В 1972 году решением Олимпийского конгресса Международной федерации тяжелой атлетики в Мюнхене жим был исключён из программы соревнований. Это стало следствием нараставших противоречий между судьями и спортсменами, между правилами судейства и реальностью. Дело в том, что жим стоя (назовём его классическим)становился всё более темповым, и контролировать правильную технику его выполнения было всё сложнее. Соответственно и рекорды в жиме стали приближаться к результатам в толчке. В 1972 году абсолютный мировой рекорд в жиме составлял 236,5 кг, а в толчке 237,5 кг.

Различия в судейских оценках, постоянные споры и взаимные обвинения судей и спортсменов в конце концов решили судьбу жима в тяжёлой атлетике…

Но давайте отбросим в сторону коллизии, относящиеся к спорту высших достижений, и беспристрастно рассмотрим место классического жима в атлетизме…

Жим стоя – одно из ценнейших базовых упражнений, развивающих силу и массу мышц плечевого пояса (передние дельты и трапеции) и рук (трицепсы). Жим – компаундное (сложное) упражнение, состоит из двух движений: подъема штанги на грудь и выжимание вверх усилием рук. В первой фазе отлично задействованы мышцы спины и ног. Классический жим можно рассматривать как прекрасное упражнение для развития силы всего тела.

Фигуры тяжелоатлетов 1940-60-х годов могли соперничать с телосложением культуристов. В чисел победителей конкурсоа «Мистер Ювентус» были известные тяжелоатлеты – в частоности, двукратный олимпийский чемпион, «железный гаваец» Томми Коно (США) и чемпион мира Луис Мартон (Великобритания). Вместе с этим многите выждающиеся культуристы показывали впечатляющие результаты в классическом жиме. Так, Джон Гримек при собственном весе 82 кг мог выжать стоя 160 кг. Билл Марч выжимал 177 кг при собственном весе 102 кг. Он выиграл титул «Мистер Вселенная» благодаря огромным плечам и рукам, развитию которых он во многом был обязан жиму стоя, поскольку никогда не выполнял жимы лёжа.

Ещё один веский довод в пользу жима стоя: для его выполнения не нужно никакого дополнительного оборудования, кроме штанги.

Мне могут возразить, что жим лёжа – прекрасная альтернатива жиму стоя. К тому же, при его выполнении возникает повышенная нагрузка на опорно-двигательный аппарат, и многие считают его опасным для поясницы. В действительности же всё дело в правильной технике выполнения. Главное же, что соревнования по классическому жиму по зрелищности, драматизму не идут ни в какое сравнение с жимом лёжа.

Помимо бодибилдинга и пауэрлифтинга жим стоя в его темповом варианте хорош для развития взрывной силы во многих видах спорта – например, в боксе и в восточных единоборствах.

Поэтому стоит включать жим стоя в программы клубных, районных соревнований, спартакиад и спортивных фестивалей – везде, где не обязательно подходить к выполнению упражнения со всей строгостью судейских критериев. Достаточно чтобы были выполнены основные технические требования, позволяющие избежать травм.

Литвинов Михаил Борисович

Наверх

 

АТЛЕТЫ ТУВЫ

Перевалив через Саяны по Усинскому тракту — единственной ниточке, связыывающей Туву с Россией – сразу ощущаешь, что оказался на земле с особенной энергетикой. Первозданная, почти не тронутая цивилизацией природа: горы, озёра, тайга, степи - красотища неописуемая. Самый центр азиатского материка, родина могучего Енисея, на берегу которого стоит столица Тувы Кызыл. Город зелёный, малоэтажный, уютный, людей и деревьев в нём значительно больше чем машин. В центре Кызыла – Театр; прекрасное, похожее на храм белое здание.

Попадая в тувинскую степь, кажется, что сила здесь разлита прямо в воздухе, припади к земле – и пей. Богатыри у тувинцев действительно в чести; каждый мальчишка с детства предаётся любимой забаве – нациолнальной борьбе хуреш. Да и русское население Тувы вполне соответствует представлениям о крепких сибиряках. Самые известные в республике люди – это не политики и не бизнесмены. Это спортсмены – борцы-хурешисты, победители скачек, лучники, а также горловики – знаменитые во всём мире мастера хомея, тувинского горлового пения.

Чтобы познакомиться с Тувой за несколько дней, лучше всего оказаться здесь в августе, на многолюдном праздновании Дня республики. На широком степном просторе – машины, люди, люди, множество юрт из разных районов, всюду кипят котлы с бараниной, гостей угощают местной молочной водкой – аракой, мужчины предаются старинной забаве: кто сможет перекинуть через плечо огромные камни, разложенные по возрастанию веса – от здоровых бульников до неподъёмных глыб. Ну и, конечно, скачки, в том числе верблюжьи бега, и соревнования лучников, и, конечно, хуреш. Хуреш – борьба, распространённая в Монголии, Туве, на Алтае. Задача борца – бросить противника на землю или добиться, чтобы он коснулся земли хотя бы коленом. Как утверждают специалисты, благодаря хурешу тувинцы имеют все данные для того, чтобы быть чемпионами в вольной борьбе и в сумо. У тувинских ребятишек борьба в крови. В стрельбе из лука, вольной борьбе и боксе у тувинцев есть шансы попасть на Олимпиаду.

Тува - окраинная республика с сильными национальными традициями и консервативным мышлением – медленно поддаётся реформам. Может, поэтому здесь сохранились традиционные для советских времён массовые соревнования – профсоюзные и школьные спартакиады, забеги, массовые волейбольные турниры. Особенно любят в Туве волейбол, - вечерами во многих дворах молодёжь собирается в круг или играет через сетку.

Будучи в Кызыле, я решил поближе познакомиться с местными атлетами и в частности с самым знаменитым местным штангистом Евгением Черногривовым. Сначала мне не повезло - борцы оказались на сборах, а главный «железный человек» Тувы - просто неуловим. А человек интересный: мастер спорта по тяжёлой атлетике и гиревому спорту, четырёхкратный чемпион России по штанге среди ветеранов, рекордсмен Тувы по силовому троеборью. Хотя Черногривов и числился в отпуске, но дома его было не застать, - то на работе, то в районе, то в клубе, то в правительстве… И всё-таки знакомство состоялось – спасибо местным журналисткам. Вика познакомила с первой сумоисткой Тувы Кара-Кат Монгуш, а Саяна помогла связаться с Евгением Викторовичем и получить его ответы.

Рассказывает Евгений Черногривов:

- Родился я в предгорьях Саян. Году в 1954-м, в день выборов, которые сопровождались различными номерами, я впервые увидел, как на сцене парни поднимают штангу. Тогда и загорелась во мне любовь к железу. Первую свою штангу сделал из металлическогог лома, на концы которого надевал отпиленные деревянные кругляши. С настоящекй штангой познакомился только в армии. На второй год службы уже был чемпионом части. На чемпионате Союза среди студентов в Кривом Роге занял 4 место. До 1973 г. мои лучшие показатели в классическом троеборье в весе до 67 кг были такие: жим 115 кг, рывок 110 кг, толчок 150 кг. В 1973-м я стал чемпионом РСФСР. После 1973 г. перешёл в категорию до 75 кг. Результаты такие: в рывке – 122,5 кг, в толчке – 160 кг.Тувинским штиангистам приходилось всё время кочевать из подвала в подвал. А с началом перестройки для тяжёлой атлетики наступили поистине тяжёлые времена. В моду входил культуризм, активно развивался пауэрлифтинг, а классическая штанга оказалась не у дел... Мне, как и многим другим штангистам, пришлось перейти к силовому троеборью, где я выполнил нормативы мастера. (абсолютный рекорд республики Тува – сумма 630 кг.) Но до сих пор считаю, что классическая штанга и силовое троеборье несовместимы.

- А как Вы совмещаете спорт с руководством профсоюзом?

- В моей трудовой книжке две записи: главврач диспансера и председатель профсоюза медиков. Первая задача профсоюзного лидера – правовая и социальная защита. Ну а рядом с медициной всегда должны быть спорт и культура; в День работника здравоохранения более 500 спортсменов-медиков соревнуются по 8-10 видам спорта. В программе даже хуреш среди женщин – болельщиков хоть отбавляй!.

- Проявляет ли интерес к штанге тувинская молодёжь?

- Здесь, на берегах могучего Енисея народ живёт крепкий, коренастый – сам Бог велел им поднимать штангу. Одарённых ребят да и девчат много, а массовости нет. Причина тому - однобокость спортивной политики: хорошие помещения, здания со спортивным уклоном оказываются у предпринимателей, и ни одного зала для тяжелой атлетики, отвечающего даже средним стандартам. Обидно, что пресса и телевидение однобоко освещают спортивную жизнь. Даже крупные европейские соревнования по тяжёлой атлетике комментируются скупо и невнятно. Спорт нельзя представлять так однобоко.

- Расскажите о выступлениях тувинских ветеранов-штангистов.

- Хочу сказать спасибо председателю федерации ветеранов тяжёлой атлетики России Льву Никифоров и другим замечательным атлетам, которые подняли это движение. Ветеранское движение сейчас на подъёме! В Сибири наша команда одна из сильнейших. На турнире ветеранов Сибири 3-4 мая 2001 г. в Красноярске ветераны Тувы заняли 2-е место. В составе сборной России в 1998 г. в Германии команда завоевала Золотой Кубок, в 2000 г. в Греции –Серебряный.

- Два слова о семье.

- У меня два сына – Алексей и Игорь. Алексей хирург-ординатор в Москве, Игорь оканчивает медицинскую академию, тоже будет хирургом. Оба врачи и оба – мастера спорта по тяжёлой атлетике, неоднократные чемпионы Красноярского края. Алешка, кстати, кандидат в мастера по шахматам, и рекордсмен Тувы по якутским прыжкам 1999г. Игорь играет на пианино, окончил музыкальную школу, оба владеют английским. Считаю, что само сочетание: доктор и мастер спорта – для подъёма отечественного спорта очень грамотное.

Интервью с первой сумоисткой Тувы Кара-Кат Монгуш

В конце 1990-х годов тувинские хурешисты впервые попробовали себя в сумо. Появление тувинцев произвело фурор: используя не виданные в Японии традиционные для хуреша технические приёмы, они потеснили самих японцев с призовых мест.

«Старейшей» сумоистке Тувы Кара-Кат Монгуш 24 года.

Два года назад пришла на тренировку мужчин-сумоистов. Тогда в мире женское сумо ещё только-только зарождалось.

- Детство провела в горах, ходила в тайгу, росла с братьями, вместе играли, боролись … Сегодня старший брат Вячеслав – чемпион России по сумо.

Родина Кара-Кат - Саяны, высокогорное озеро Сут-Холь, известное каждому тувинцу из детских сказок священное озеро с водой, белой как молоко. С детства мечтала стать спортсменкой. Когда неожиданно её пригласили работать инспектором МВД в Кызыл, согласилась: там хороший борцовский зал.

В Министерстве её все знают; степенная, стройная, скромная, красивая какой-то несовременной, медленной и вместе очень уверенной красотой.

Кара-Кат занимается самбо, лёгкой атлетикой, волейболом. На ежегодном Президентском Кубке республики по волейболу команда «Динамо» под её капитанством завоевала второе место. На соревнованиях по стрельбе из пистолета получает первое место. Участвует в служебном многоборье среди сотрудников милиции – опять первая. И вот сумо.

- А может, просто Вам всё даётся одинаково легко, и борьба вовсе не главное призвание?

- У меня, кстати, в семье все хорошо поют. И я хотела участвовать в конкурсе исполнительниц, но посмотрела – там на сцене все уж очень тоненькие… Не пошла… А борьба – вот это моё. Нет никакого противоречия сумо с женской природой. Сильных, способных девчонок очень много. И я очень хочу стать первой на следующем чемпионате России, принести «золото» Туве.

СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВ 2001

Наверх

 АТЛЕТИЗМ - ЗА И ПРОТИВ

Когда говорят, что атлетизм - самый массовый спорт, согласиться с этим можно с одной оговоркой. Да, в тренажерных залах занимаются миллионы, и фактически всякого, кто работает с отягощениями, можно считать культуристом или "лифтером". Но, во-первых, все-таки важно, кем они себя считают сами, для чего тренируются. И во-вторых, чувствуя некую объединяющую принадлежность к aтлетическому братству", они одновременно испытывают и некоторое отчуждение от прочих, "обыкновенных" людей. А за этим встает и своя особая эстетика, особая жизненная позиция. Oтсюда ощущение замкнутости, клановости круга тех, кто занимается с отягощениями. Это хорошо видно на соревнованиях: если в большинстве видов спорта болельщиками являются, как правило, неспортсмены, то соревнования по культуризму или армрестлингу собирают в основном занимающуюся публику.

В чем же причины дистанцированного отношения именно к атлетическим видам? Их видится несколько. Несмотря на более чем 100-летний юбилей атлетизма в России, бодибилдинг и пауэрлифтинг, бывшие под запретом, воспринимаются как новые виды спорта. Согласно обывательскому представлению - это все новомодные "западные веяния", вытесняющие традиционную тяжелую атлетику. Несмотря на очевидную массовость и доступность, в представлении большинства это занятие этаких недалеких молодых людей, которые "вместо того", чтобы заниматься различными видами спорта, требующими упорства, воли, данных, "просто тупо "качаются". Несправедливость таких суждений, очевидная каждому, знакомому с реальным положением дел, только еще больше увеличивает дистанцию. К тому же атлетизм выглядит спортом дорогостоящим: качественный тренажерный зал действительно стоит недешево, не говоря уже о спортивном питании и экипировке. Разумеется, многие другие виды спорта еще дороже, речь только о бросающемся в глаза противоречии с тезисом общедоступности.

Эстетика культуризма. Она остается чуждой значительной части населения. Тело, представляющее собой сплошную мускулатуру, вовсе не соответствует представлениям о нормальном или об идеальном теле. Особенно это относится к оценке женского культуризма. Но дело не только в неприятии самой цели тренировок. В общественном сознании утвердился облик типичного "качка" - мрачноватого, ограниченного типа с плоским юмором, узким кругозором, зацикленного на тренировках, питании и, может быть, сексе. Единственная музыка, сочетающаяся с этим обликом - "хэви-металл". Унифицированный образ жизни предполагает примерно одинаковые прически, одинаковый тип одежды и т.д. Боюсь, что представления о женщинах-культуристках совсем чудовищные.

Этика атлетизма во мнении большинства связана с культом грубой силы или, по крайней мере, чистой силы, "не отягощенной" нравственными и духовными соображениями. Гипертрофированная телесность, таким образом, компенсирует эмоциональную или умственную недостаточность. А уж если супертело сочетается с суперумом, то это сочетание способно вызвать скорее страх. Во многом благодаря соответствующей мультипликационной и видео-продукции, культ физической силы наряду с притягательным действием оказывает и отталкивающее.

Существует множество слухов, не всегда безосновательных, о вреде работы с большими весами, о повальном употреблении анаболических стероидов, о необратимом последствии занятий атлетизмом, в частности, для женского организма, о генетических нарушениях и т.д. и т.п. Поскольку специальную литературу, помогающую самостоятельно составить аргументированное мнение по этим вопросам, читают лишь специально интересующиеся, слухи эти трудно опровергать тем более, что и у специалистов мнения, как правило, расходятся.

Существуют, наконец, предрассудки или, точнее, предвзятые мнения социально-культурного порядка. Это касается вопросов пола, т.е. представлений о том, что женщине самой природой уготовано быть существом слабым. Это отдельная тема, требующая специального комментария. Итак, массовое сознание видит и преувеличивает в атлетических видах спорта их крайнюю степень: сверхнагрузки, сверхтяжелые веса, гипертрофия мускулатуры.

Атлетизм им представляется вовсе не гармонией тела и духа, а прима-тофизического, телесного над духовным. И, признаться, в этом представлении есть доля истины. Гармония, о которой мечтают основоположники и идеологи атлетизма - штука тонкая и труднодостижимая. И если современная цивилизация, плодящая, условно говоря, тонкошеих хлюпиков, возжелала привести в норму баланс между физическим и интеллектуальным развитием, ей приходится провозглашать идеалом именно другую крайность, т. е. чистую телесную мощь.

Гипертрофированная мускулатура воспринимается настороженно не только обывателями, но и профессионалами-культуристами. Так, по словам знаменитой Кори Эверсон, погоня за массой делает фигуру мужеподобной, лишает выдающихся культуристок обаяния женственности. Том Детерс говорит о тревожной тенденции возвращения от критериев симметричности и гармоничности мускулатуры к критериям сверхмассы.

Вообще унифицирующий момент, связанный прежде всего с критериями судейства, очень опасен. Ведь подлинная общедоступность, отличающая большой спорт профессионалов от спорта массового, связана с отсутствием жесткого отсева на перспективных-неперспективных, отсева, проходящего по генетическим признакам в том числе. Конечно, любой коротышка, любая тоненькая девочка могут продолжать заниматься просто для удовольствия. Однако, как верно замечает тот же Том Детерс, "пока культурист-любитель воспринимает чемпиона как себе подобного, с той только разницей, что чемпион "качается" несравненно больше, чем он сам... Будет ли "Олимпия" так же интересна, если на сцене сойдутся заранее отсеянные тренерами природные монстры?"

Сейчас говорят о различных школах, различных судейских критериях в Америке, Европе, Азии. На мой взгляд, необходимо обеспечить соревновательность людям с различающимся типом телосложения. В том и состоит главное достоинство культуризма, что он преображает облик человека, гармонизируя его внешнюю и внутреннюю составляющие. А жесткая унифицирующая ориентация на идеальные пропорции, на атлетическое сложение заставляет подгонять свою фигуру - часть своей индивидуальности под идеальный, но чаще - чужой, инородный стеоеотип. Главным соревновательным критерием, на мой взгляд, должно быть иное: насколько удалось выявить, "вытащить" специфику своего телосложения, не меняя, а развивая то индивидуальное, что дано от Бога.

Особенно это относится к женщинам. То, что массивной мускулатуре оказывается предпочтение перед изящной женственной силой, отрицательно оценивают, как уже говорилось, и сами спортсменки. Показательно высказывание Шэрон Брюне: "Большинство женщин приходит в спорт, чтобы стать привлекательнее. Но потом они заходят слишком далеко. Женщина с бицепсом 40 см и весом под 80 кг вряд ли понравится мужчине".

Погоня за массой и рельефом "съедает", нивелирует бесконечное разнообразие индивидуальных типов женских фигур. В самом деле, проявленная и развитая мускулатура способна "раскрыть" и обладательницу узких плечей и широкого таза, и ту, у которой стройные ноги и широкая спина, и ту, у которой полные ноги и мягкая линия плеч. Но все это можно старательно унифицировать, подгоняя под образца "Мисс Олимпии". Если же ориентироваться на подчеркивание индивидуальных особенностей, индивидуального шарма, тогда популярность бодибилдинга и фитнесса и у женщин, и у мужчин вырастет многократно. Вообще мужеподобие женщины в некоторых видах спорта, связанное в том числе и с применением гормональных препаратов, только укрепляет устойчивый стереотип представления о чуть ли не обязанности женщин быть слабыми существами вне зависимости от ее темперамента, характера, телосложения, образа жизни. Чтобы проявление физической силы у женщины перестало восприниматься проявлением мужских черт, перестало ощущаться как патология, потребуется, по-видимому, большая работа. И главное - смелее ломать узкие рамки жанра: выступления культуристов - особенно смешанных пар - уместны и нужны и в цирке, и на эстраде.

Именно на стыке спорта и искусства может лучше всего реализоваться эстетическая, художественная сторона атлетизма. Нужны новые цирковые идеи, специальные музыкально-спортивные шоу, видеоклипы. Главное - выходить за рамки тренажерных и соревновательных залов. Известно, как многие культуристки воспринимают свою "высушенную" соревновательскую форму - едва ли не со смущением: "На самом дел я не такая". Позволю себе усомниться и в эстетических достоинствах статического позирования, тиражируемого в фото- и телерепортажах и ассоциирующегося в массовом сознании с культуризмом. Разумеется, существует и произвольная программа, но большинство тех, кто знаком с культуризмом по отдельным публикациям и репортажам, видит именно вздувшиеся, дрожащие от напряжения тела. Если добавить сюда эффектный, но ненатуральный блеск крема, напряженную старательную улыбку и некоторый идиотизм ситуации, когда в ряд в одинаковых позах застывает дюжина спортсменов, - согласитесь, что агитацией за гармонию и естественность это зрелище не назовешь. Позирование вещь технически необходимая, эффективная, но, на взгляд стороннего наблюдателя, подчеркивающая именно гипертрофированность, нарочитость, а не раскованную гармоничность этого вида спорта. Другое дело - движение, где проявляющийся жесткий рельеф тут же растворяется в силуэте, где мышцы играют - вздуваются и опадают, наглядно преображая поверхность тела. К сожалению, и произвольная программа в культуризме - по сути те же статические позы, только более разнообразные и связанные движением. Мне же представляется картина скорее художественного зрелища, возможно - циркового, возможно - эротического, с хорошо поставленной пластикой.

Вообще, эффект необнаруженной, до времени скрытой силы очень силен, например, когда ненапряженная спина "вдруг" превращается в великолепную мощную картину. Кстати, этот эффект отчетливо выражен, на мой взгляд, в женском армрестлинге, когда на вид худенькая и даже хрупкая девушка вдруг обнаруживает поразительную силу. Армрестлинг на удивление артистичен, богат психологическими, драматургическими нюансами и, главное, построен на индивидуальной манере борьбы, индивидуальном имидже. При всем этом армрестлинг лишен статической демонстрационности, вне зависимости от того, бурная или затяжная схватка протекает за столом. Хороший армрестлинг с известными участниками - это как театральная драма, сюжет которой непредсказуем для самих актеров.

Подытоживая сказанное, хочется пожелать атлетизму успехов на поприще поисков взаимопонимания с его потенциальными сторонниками. Нужно завоевывать их внимание, интерес, любовь. К чему убеждать себя и своих активных единомышленников, что "наше дело правое"? Куда важнее выяснять отношения с пассивным большинством, не замыкаясь на пространстве атлетических залов, а активнее завоевывая общее пространство - пространство культуры, искусства.

СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВ,САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ОЛИМП 2'97

Наверх

  ОПЫТ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ОПИСАНИЯ ОСНОВНЫХ ТРЁХ АТЛЕТИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН

Да не обидится на меня самая давняя и заслуженная из вышеуказанных дисциплин - тяжёлая атлетика - за то, что не включена в моё описание. Чтобы судить непредвзято, нужно немногое: любить, разбираться, быть независимым. И если с бодибилдингом, пауэрлифтингом, армрестлингом меня связывает хоть и поверхностное, но непосредственное знакомство - в качестве болельщика и журналиста - то с тяжёлой атлетикой я знаком слишком слабо.

Пауэрлифтинг. Как правило, полупустой зал: спортсменов и тренеров обычно больше чем зрителей. Строгий судейский стол, казённые стулья, очень официальные приветствия. Гулкий стук штанги о помост, запах пота, холодный лязг металла. Тишина прерывается подбадривающими восклицаниями тренера... и аплодисментами после слов "Вес засчитан". Притихшие накачанные ребята-ассистенты молча ворочают блины. На скамейках, наспех составленных для зрителей, примостились болельщики и болельщицы, напряженно следящие за происходящим. За столами напряжены озабоченные функционеры. Подняв чудовищный снаряд, спортсмен фиксирует вес, ждёт судейского сигнала: засчитан ли подход? В гулком зале - напряжённые секунды тишины, грохот штанги о помост и скупая скороговорка информатора: "Подход неудачный..." То, что в других видах спорта спрятано - вся эта накачка, все железо, стойки, в пауэрлифтинге наружу. Артистизма в нем мало и сценической работы не требуется - требуется расчитать силы, не психануть и выложиться полностью. Ничего художественного, музыкального, никакого специфичного дизайна; в атмосфере зала - отчётливый привкус некоторой протокольности...

Бодибилдинг - шоу. Праздник тел. Тоже зал, но концертный, уютный. Зрелище яркое и атмосфера более раскованная - в Петербурге во многом благодаря блистательному конферансу бессменного судьи-информатора Александра Назаренко. Накачанная неторопливая публика, длинноногие мускулистые дамы; непременный обстоятельный буфет; в первом ряду - вереница судей и секретарей в шикарных синих пиджаках "от Вейдера". Со сцены звучат фонограмма за фонограммой, из зала - аплодисменты, ободряющие выкрики, в паузах - шутки Назаренко. Всё солидно, добродушно, корректно. На подиуме натренированно улыбаются дрожащие от напряжения сверхчеловеки. Огромный труд спортсменов спрятан, предъявлено зрелище. Предъявление себя, позирование - постоянно, в любых позах; церемония награждения - эффектный, зрелищный ритуал с непременный финальный фотоснимок призёров с награждающими. Для наблюдателя это не столько спортивное соревнование, сколько предъявление эксклюзивного, отчасти - рафинированного стиля. Мир бодибилдеров вольно или невольно противопоставлен миру "обычному" - и образом жизни, и питанием, и внешним обликом качки разительно отличаются от частных граждан.

Армрестлинг. Квинтэссенция единоборства. Интерьер - какой угодно. Тесный спортзальчик, провинциальный клуб, актовый зал ВУЗа. Но скорее всего - полумрак ночного клуба или респектабельного паба. (За кружкой пива чаще всего и возникает желание побороться на руках). Итак, арм-турнир - антураж приличного ночного клуба. Масса молодых лиц - лет 20 - 25. Армрестлеры - ребята тоже мощные, но "нормальных" габаритов. Суперкачков как-то не видно. Много девушек - может, не так вылепленных, как подруги бодибилдеров, зато жадно разглядывающих борцов. Гомон, музыка, разговоры, в высшей степени умеренные звяканье и бульканье. Где-то в сторонке - секретари. Полосатые судьи, наоборот, в самом центре внимания: подчёркнуто отстранены от раскованной атмосферы. Сами поединки - драматический театр. Чем круче спортсмен, чем характернее личность - тем более захватывающий получается сюжет - независимо от времени борьбы. Даже зимой, в неуютных залах атмосфера - тёплая. Любое поздравление, награждение прорывается неподдельной радостью за друзей. Это люди одного круга, одного мира, и мира (в отличие от того же бодибилдинга) - открытого. Потому хотя бы, что выйти бороться и победить может практически любой, а штангу поднять, тем более раздеться на сцене любому не дадут (и правильно сделают!) Не желая никого обидеть кондовой субъективностью своих предпочтений, позволю себе следующее культурологическое резюме. Пауэрлифтинг (в его петербургском, образца 2000 г. варианте) представляется мне в стилистике официоза застойных лет; возрастные ассоциации - соответственно, за 50; политический дизайн - в духе КПРФ, с твёрдым выражением лица плакатного спортсмена. Музыка риходит на ум одна: государственный гимн. Бодибилдинг - стиль желаемого, предполагающий сознательный отрыв от реальности. Стиль достатка и социальной безмятежности -реформированная, капитализированная завтрашняя Россия. Электорат сытых правых; возрастные ассоциации - около 40 и сразу за 40. Достаток, здоровье, успех - все это под западные хиты 1980-х.

Армрестлинг - стиль не завтрашний и не вчерашний, а самый что ни на есть реальный и молодой (до 30), с соответствующим музыкальным спектром (весьма широким, от кантри до диско, но без попсы). Всё конкретно. Вот только политические симпатии не выражены; могу зато предположить спектр антипатий - от фашистов и коммунистов до популистов. Выводов не будет.

Спорьте, соглашайтесь.

Сергей Васильев

Наверх

  СПОРТ ИЛИ ЭРОТИКА?

Под Старый Новый Год гостям одного из ночных питерских клубов представили спортивно-эротическое шоу. Не знаю как вы, а я ничего подобного ещё не видел. После невнятного джазового проигрыша в лучах софитов очутились двое молодых людей и девушка. Молодые люди, скажем сразу, к эротике отношение имели слабое. Один – атлетический блондин - подошёл к шесту для стриптиза и, не раздеваясь, проделал на нём несколько хитрых цирковых стоек. Второй – довольно угрюмый на вид – удивил публику тем, что держал в зубах небольшой стол с пивной бутылкой, а потом откупорил её глазом.

Было ясно, что всё это – для затравки. Все ждали, что покажет девушка. Невысокая и грациозная, она появилась в задрапированном виде, но вскоре уже обвивалась вокруг шеста, оставшись топлесс. Не прибегая к помощи рук и хищно обвивая шест ногами, она весьма изящно осталась улыбаться под потолком вниз головой, удерживаясь на шесте одной согнутой в колене ногой. Где-то через минуту раздались аплодисменты: публика наконец сообразила, что это круто. Но это было только началом. По рукам пошёл ремешок – тоненький такой, прочный ремешок. И другой такой же вдвое шире. Этими ремешками стянули бёдра красавицы, и вот под заводную музыку она начинает танец. Несколько волнообразных движений – и вот ремешок, который выше колен, лопается под напором эротической мощи и одобрительные аплодисменты зала. Со вторым дело идёт не так легко; волнообразные движения стали пульсирующими, ремешок не выдержал напряжения и лопнул! Но и это не всё. По рукам идёт банка из-под коктейля. Обычная пустая банка. Зал со смешками наблюдает, как девица зажимает её между ног: ясное дело, банка обречена; одно движение – и она сплющена, будто по ней хорошенько стукнули каблуком. Одобрительные аплодисменты зала! И тут выносят лимон… Публика хохочет, предвкушая недоброе. И действительно: лимон отправляется… почти, почти туда, куда вы подумали! Этот сомнительный с точки зрения эстетики номер оказался зато самым эффектным: одно, другое энергичное движение – и под бурные восторги зрителей на полу образуется лужица сока, а то что осталось от лимона демонстрируется залу.

Не знаю, найдутся ли после таких номеров с лимоном желающие сойтись с красавицей поближе; а восхищённые плотоядные взгляды мужчин могу засвидетельствовать. Кстати, привычные сентенции из Некрасова – мол, «есть женщины в русских селеньях…» в данном случае были неуместны: единственное, что удалось узнать про гостей – они татары по национальности и приехали с Северного Кавказа. По непонятным причинам сфотографировать происходящее мне запретили.

Сидел за столиком АНДРОН ТЕРЕНТЬЕВ
2001

Наверх